Мария Петрова и Алексей Тихонов — чемпионы мира по фигурному катанию, участники телешоу. Люди, добившиеся успеха упорным трудом. А еще — родители двухлетней Полины. Как становятся звездами? Об этом, о своем детстве и о воспитании дочки спортсмены рассказали в интервью нашему журналу.

Мария Петрова и Алексей Тихонов в ледовом мюзикле "Огни большого города"

— Алексей, Вы ведь родились и выросли в Самаре. Удается ли выбираться на малую родину?

— Конечно! Ведь там живут мои мама и папа. Так что хотя бы пару раз за год приезжаю к ним. Обычно ездим все вместе — с Машей и Полиной. Я очень люблю этот город, потому что это Волга, пляж, дом, где я родился, и школа, где учился до 9 класса. А еще — каток, где начинал кататься…

— Мария, а вы из Петербурга?

— Да. И очень долго привыкала к Москве. Люблю вспоминать, как гуляли по Невскому, ходили с родителями в Русский музей… А выходные и лето я чаще всего проводила у бабушки в деревне под Петербургом. Бабушка до сих пор жива, и мы, когда приезжаем в Питер, обязательно заезжаем к ней. Заодно и правнучку привозим показать.

— Расскажите немного о своих родителях. Кто они по профессии?

М.: Мама — преподаватель физкультуры в железнодорожном техникуме. А папа — водитель тепловоза, сортирует вагоны на заводе «Большевик». Как раз при заводе и была школа фигурного катания, где я и начала заниматься.

А.: А моя мама училась на юридическом факультете, но институт так и не закончила: оставался последний курс, но родился я. Тем не менее, мама работала все время в юридической сфере. Папа — выходец из рабочей семьи, самостоятельно получил три высших образования: закончил Высшую партийную школу в Саратове, экономический институт и Высшую партийную школу в Москве. Но партийным работником — вторым секретарем райкома партии — он был совсем недолго, решил уйти в частное предпринимательство, чем и занимается до сих пор. Папа всегда был спортивным, даже занимался бодибилдингом.

pt_press_design_58x700Алексей Тихонов, 1977 годpt_press_design_175x700

— То есть к спорту вас приобщили родители?

А.: К спорту в семье всегда было очень внимательное отношение. Наверное, недаром в 1977 году, в эпоху подъема фигурного катания в СССР, родители привели меня именно в этот вид спорта. Мне было тогда шесть лет.

— «Привели»? То есть самому-то не хотелось встать на коньки?

А.: Абсолютно не хотелось! Но я был достаточно послушным ребенком — мне так кажется, по крайней мере. И пошел, куда повели. Помню, нас проверяли на растяжку, тянули мне ногу. Было больно, но я терпел. И очень гордился тем, что терпел.

— Когда же стало понятно, что фигурное катание — это Ваше?

А.: Не сразу. Помню, в 13 лет я заявил родителям, что бросаю кататься, потому что мне неинтересно. Но родители попросили, чтобы я потерпел еще год. И если мне по-прежнему будет скучно, то не станут возражать, если я выберу другой путь.

И так случилось, что как раз накануне моего 14-летия в Куйбышев приехала сборная СССР по фигурному катанию. Мне как одному из лучших фигуристов города доверили открывать второе отделение шоу, я катался на льду с чемпионами — на меня это произвело невероятное впечатление! И я понял, что хочу быть похожим на этих людей, хочу быть чемпионом.

pt_press_design_58x700Мария Петроваpt_press_design_175x700

— Мария, а вы ледовую стезю тоже не сами выбрали?

М.: Моя мама занималась лыжами, но в этот спорт отдавать меня не хотела категорически: говорила, что бегать на 30-градусном морозе на большие дистанции — значит, попрощаться со здоровьем. И выбрала для меня фигурное катание. Раньше во всех дворах были ледовые коробки, и с 7 лет меня стали водить на каток. Училась передвигаться, держась за пластиковый ящик для бутылок.

— А когда появилась в жизни спортшкола?

М.: Довольно поздно — мне уже было 7 лет. Сначала меня зачислили в группу здоровья. Но буквально за одну зиму я выучила все основные элементы, которые ребята к тому времени тренировали в течение двух лет, и меня перевели уже в спортивную секцию. Водили на тренировки все по очереди — и бабушки, и папа, и мама — у кого было свободное время. Родителям, конечно, за это нужно памятник поставить.

— Время на школу оставалось?

М.: До 8 класса я училась в обычной школе. Когда были соревнования, сборы я, естественно, на уроки не ходила — уезжала. Но, в основном, училась, как все, и училась хорошо — спорт приучал к порядку: нужно было и домашнее задание сделать, и успеть на тренировку.

К домашним заданиям очень ответственно относилась. Мама говорила: «Ложись спать, уже двенадцатый час!» — а я не могла прийти в школу с несделанными уроками. Она даже однажды отобрала у меня учебники, тетрадки и спрятала их. Но я закатила истерику и все равно добилась своего.

Мария Петрова и Алексей Тихоновpt_press_design_175x700

А.: Учителя с пониманием относились к тому, что я занимаюсь фигурным катанием. До 9 класса учился в Самаре, а потом переехал в Свердловск — заниматься парным катанием в училище олимпийского резерва.

— По дому скучали?

А.: Скучал, конечно. Но было и очень интересно: самостоятельная жизнь всегда так манит! Хорошее было время, хотя и не очень обеспеченное.

— Так вы, может, и еще чем-то в детстве занимались — кроме коньков?

А.: Конечно. И в футбол играл. И в театральный кружок ходил. Правда, от него восторга не испытывал. Хотя было весело: помню, мы поставили для девочек на 8 Марта мини-спектакль «Катенька», где мальчики играли все — и женские, и мужские роли. Девчонок это очень позабавило.

— Вы во многом такие разные. Расскажите, как познакомились? Сразу друг другу понравились?

А.: Наша с Марией первая встреча произошла весной 1994 года в Японии, на чемпионате мира по фигурному катанию. Я сразу обратил внимание на девчонку, которая в то время каталась в паре с Антоном Сихарулидзе.

Мария Петрова и Алексей Тихонов. Памятник Моцарту, Вена

М.: А я заметила Алексея, который выступал с японской фигуристкой Юкико Кавасаки. Леша показался мне классным парнем. На тот момент он уже 2 года жил в Японии и, видимо, соскучившись по русским, пригласил нас на экскурсию по Токио. Показывал зоопарк, Диснейленд, рассказывал много интересного!

А.: Встали с Машей в пару и начали кататься вместе намного позже, и на первом же чемпионате Европы выиграли золотую медаль. С тех пор мы вместе.

— Полину тоже в спорт отдадите?

А.: Мне кажется, ребенку обязательно надо заниматься спортом. Я всегда так радуюсь, когда встречаю в парке какую-то семью — мама, папа и ребенок вместе на велосипедах, на роликах…

— Вам с Полиной еще не удается вот так вместе чем-то заниматься?

М.: Мы ее обязательно поставим на коньки. Не знаем, будет ли она фигуристкой, но кататься научим. В Питере мы уже брали ее на каток, на ручках катали — ей очень нравится. Сейчас бабушка ее все время подначивает: мол, проси у родителей конечки.

— Просит?

М.: Просит. «Что тебе купить?» — бабуля ее в бок толкает, она: «Конечки!». — «А еще что?» — так бабушка намекает на самокат. Она: «Мотосикл!». Оказывается, папа ей рассказывал про мотоциклы.

Екатерина Стриженова и Алексей Тихонов, спектакль "Ненормальная", Театр им. Евг. Вахтангова

— Вы знаете фигурное катание от и до. Посоветуйте мамам, всех ли детей можно отдавать в этот вид спорта?

А.: Фигурное катание особенно полезно для девочек. Это вид спорта, который очень здорово выстраивает юную девичью фигуру. Даже если девчонки не выиграют медали и не станут чемпионками — всё равно, пусть занимаются для себя.

— Когда можно определить, перспективный ребенок или нет?

А.: Тренер, в первую очередь, обращает внимание на детей, которые координированы от рождения, очень подвижные. Врожденные качества, конечно, важны, но талант не гарантирует успеха. Бывает так, что люди, которым легко всё дается, работают спустя рукава: «Ведь я все равно буду лучше всех». Это убивает талант. А бывает, что человек не столько талантлив, сколько трудолюбив, выполняет все, что говорит тренер и даже сверх того. И в итоге именно он становится чемпионом, а не тот, у которого больше таланта. Кстати, Маша тому хороший пример: она в детстве не считалась очень талантливой, но была способным ребенком, очень упорной и всегда знала, чего хочет — в итоге стала чемпионкой мира и Европы.

М.: А еще очень важна помощь родителей. Возить ребенка на тренировки, объяснять, зачем. Мне родители в этом плане очень помогали. Потом, когда и я поняла, чего хочу, всё встало на свои места.

pt_press_design_58x700Мария Петрова и Алексей Тихонов в ледовом мюзикле "Огни большого города"pt_press_design_175x700

— Вы часто в разъездах. На кого дочку оставляете?

А.: У нас две бабушки. Если бы не они, мы бы пропали. У них «вахтовый метод»: одна приезжает из Петербурга, другая из Самары, и каждая поочередно по 3-4 недели сидит с Полиной. Причем они не просто присматривают за внучкой, они с ней общаются, читают и учат стихи и сказки, ходят на занятия в кружок. В результате ребенок в 2,5 года очень много говорит и вообще поражает меня своим развитием.

— Вы собираетесь строить дом в Подмосковье, в Истринской долине. Уже запланировали там для дочки что-то?

М.: Сегодня ходили к ортопеду, и врач как раз говорит: «У вас есть шведская стенка? Нет? Пора уже!» А квартире места для детского спорткомплекса маловато, а вот в загородном доме установим обязательно!

А.: И шведскую стенку, и песочницы, и горки во дворе! А еще рядом с нашим участком строится центр активного отдыха ZORINO с катком и ипподромом, так что покататься можно будет не только на попе, но и на коньках, и на лошадях, и даже на лодке! Там удивительные места: Истринское водохранилище, лес, свежий воздух — все, чтобы ребенок рос здоровым.

pt_press_design_58x700Мария Петрова и Алексей Тихоновpt_press_design_175x700

— Как вы считаете, что нужно делать родителям, чтобы вырастить успешного и хорошего человека?

М.: Любить и быть рядом: помогать-наставлять-подправлять.

А.: Огромную роль играет личный пример: как мы общаемся с родителями, с людьми на улице, как одеваемся, едим, здороваемся. Нужно самому стараться быть успешным и просто хорошим человеком.

Марина Янкина

Здоровье школьника, N 8/2012, август