Чемпионы мира, спортсмены, артисты, участники самых популярных ледовых шоу страны… А еще, по мнению многих зрителей, они — самая обаятельная пара нашего фигурного катания. Мария Петрова и Алексей Тихонов со своей дочкой Полиной сегодня у нас в гостях.

pt_press_design_58x700Мария Петрова и Алексей Тихонов с дочкой Полинойpt_press_design_175x700

— С чего начались ваши отношения — с фигурного катания или сразу с симпатии?

МАРИЯ ПЕТРОВА: Мы увидели друг друга на чемпионате мира в Японии. Мне было 16 лет, Леше — 22. Помню, мне очень понравился его голос. Но я в то время выступала с Антоном Сихарулидзе — с Алексеем на льду судьба нас свела только через четыре года. А когда мы встали в пару, цель была одна: кататься и побеждать. Так что наша история началась с фигурного катания — о любви я и не помышляла. Все получилось само собой, хотя поначалу Алексей был противником близких отношений…

АЛЕКСЕЙ ТИХОНОВ: Да, было такое. Дело в том, что мы с Машей не только хорошо катались, но и прекрасно общались. И многим, в том числе нашим тренерам, казалось, что мы непременно должны быть вместе и в жизни. Я же считал, что эти отношения будут спорту мешать. К тому же не люблю, когда мне что-то навязывают, к чему-то подталкивают. Все это вместе вызывало внутреннее сопротивление. Но Маша — красивая и мудрая девушка — никогда на меня не давила. Просто ждала, как это умеют делать женщины. И наступил момент, когда я увидел, что с ее стороны никакого натиска нет, взглянул на все иначе и пошел навстречу.

— Хороший совет для девушек: не давить.

А.Т. Да-да. Конечно, Мария мне нравилась, но фигурное катание тогда для нас обоих стояло на первом месте. Я долго опасался, что, совмещая личную жизнь и лед, мы что-то потеряем, упустим в спорте. А когда пришла любовь, и отношения вышли за пределы катка, произошло чудо: эти перемены только добавили нам на льду остроты, красоты и чувственности. И профессионалы, и зрители сразу это заметили. Оказалось, я ошибался: любовь — не помеха спортивным достижениям.

— Чтобы стать чемпионами мира, нужны какие-то особенные качества?

М.П. Нужны талант и огромное трудолюбие. При этом не всегда одаренный человек достигает высокого результата. В какой-то момент он может сойти с дистанции. Без труда талант просто пропадет, а упорство, наоборот, может раскрыть и не сразу заметные задатки.

— Есть ли какие-то критерии, по которым родители могут понять, годится ли ребенок для фигурного катания?

М.П. Если у ребенка хорошая координация, он не боится льда и хочет кататься, то вам в фигурное катание! Правда, не всегда в юном возрасте дети хотят тренироваться — это тоже надо учитывать.

— И надо заставлять?

М.П. Это сложный вопрос. К примеру, наша дочь Полина — в феврале ей будет пять — в прошлом году занималась хореографией с удовольствием. А в этом, когда требования тренера возросли, начались упражнения на растяжку, и стало сложнее, это дело ей уже не так нравится. Хотя она у нас гибкая, любит танцевать, и способности все есть… Приходится уговаривать. Не заставляем, но стараемся донести, зачем это нужно: чтобы красиво двигаться, танцевать, быть женственной. И хореография, и фигурное катание все это как раз и дают.

— И вы не против серьезного спорта для Полины?

А.Т. Мне бы хотелось, чтобы в детстве дочь занималась фигурным катанием потому, что в нем гармонично совмещаются и спорт, и искусство. Для девочки это замечательно — как в плане творчества, так и физического развития.

М.П. Мы оба за то, чтобы спорт присутствовал в жизни дочки, но совсем не обязательно, чтобы это были именно коньки. Мне, например, также нравится теннис. Тем более уже сейчас понятно, что Полина пошла в папу и будет не такой миниатюрной, как я. Станет ли дочь профессиональной спортсменкой? Время покажет. Все будет зависеть от ее выбора.


СОВЕТ ОТ ЗВЕЗДЫ

Приучать крох к спорту лучше всего с помощью родительского примера! Еще не умея ходить, Полина с интересом наблюдала, как мама с папой делают на даче поддержки, и тоже рвалась их повторить. В год мы прикрепили на папин велосипед детское кресло, и с тех пор Поля обожает ездить на велике. Видя нас на льду, дочь стала просить коньки. А благодаря нашему увлечению горными лыжами прошлой зимой изъявила желание сделать на них первые шаги. Дети любят подражать взрослым, а потому не ленитесь — занимайтесь спортом!

pt_press_design_58x700Мария Петрова и Алексей Тихонов с дочкой Полинойpt_press_design_175x700

— А характер Полины больше папин или мамин?

А.Т. Когда она рядом с Машей, все говорят, что похожа на нее, когда со мной — на меня. Дочь очень упряма — в хорошем смысле этого слова. В свои юные годы уже знает, чего хочет, и переубедить ее сложно. Возможно, но требуется как следует все объяснить.

М.П. Поля вообще от нас многое взяла. Правда, когда вредничает, Алексей говорит, что на меня похожа. Она не покладистая, но мне нравится ее характер. Люблю, когда в детях живет чертенок! В Полине он точно есть! Не знаешь порой, чего от нее ожидать. Озорная! Особенно с бабушками, с которыми она сегодня проводит больше времени, чем с нами.

— У вас две бабушки, и они живут вместе с вами?

М.П. В нашу городскую квартиру они приезжают по очереди. Но сейчас мы строим дом в Подмосковье, в Истринской долине, где обязательно будет место для всех наших родных людей. После многолетних разъездов по стране и жизни в мегаполисе хочется осесть поближе к природе. Там лес, Истринское водохранилище — красота! Загородный дом в таком сказочном месте показался нам подходящим вариантом для семьи с ребенком. А еще подкупило то, что неподалеку строится центр активного отдыха с ледовым дворцом, где мы сможем совмещать и работу, и отдых. Надеюсь, что и нашим бабушкам это место придется по душе.

А.Т. Да, бабушки — это наше всё! Машина мама, Татьяна, и моя, Лариса, выступили категорически против нянь и взяли многие заботы на себя. Говорят, что пока сами справляются. Без них нам было бы очень тяжело, без них мы бы пропали! Особенно когда Полина только появилась на свет.

— Рождение Полины стало запланированным событием?

М.П. Да, очень ожидаемым и очень желанным. Счастливая весть пришла к нам не сразу. А беременной мне быть очень понравилось! Хоть и долго! В моей жизни еще не было такого продолжительного перерыва в катании. Правда, уже через 10 дней после родов я бегала и прыгала по лесенкам, чтобы войти в форму.

— А кого хотели?

М.П. Сначала мальчика. Ребенком я всегда мечтала, чтобы у меня был старший брат. Но узнав, что родится девочка, поняла, что хочу ее! А Алексей, ошалев от этого известия, помню, выдал: «Придется ее отдать…» Я в ужасе: «Как отдать? Кому?!» — «Ну, — задумчиво сказал он, — когда вырастет и выйдет замуж».

А.Т. Да, когда Полина родилась, это была одна из моих первых мыслей: как же я ее отдам замуж? как отдам кому-то другому?! И, признаться, эта мысль не дает покоя до сих пор…

— Сразу почувствовали себя отцом?

А.Т. В момент рождения. Маше беременность была очень к лицу: она стала еще более женственной, трогательной, очаровательной и чудесной! Такой красивой! Я восхищался и любовался Марией, но отцом в полной мере тогда себя еще не ощущал. А появилась Полина — и… Помню, услышал первый ее крик — и словно заноза вошла мне в сердце. Стоял в палате с этим чудом на руках, только что родившимся, и что-то ему рассказывал. В этот момент для меня все и случилось. Потом, когда начались бурные родительские будни, это чувство — осознание того, что ты отец — только укреплялось и становилось все сильнее.

— А что изменилось для вас, Мария?

М.П. В списке приоритетов первое место заняли дочь и семья. Хотя, конечно, без фигурного катания я тоже долго не могу. Этим летом нам впервые удалось совместить работу и отдых — ездили в Сочи с ледовым мюзиклом «Огни большого города» всей семьей. Провели там полтора месяца, после чего передали эстафету другому составу. Это первые в России гастроли стационарного ледового спектакля. Здорово было выступать на олимпийском льду, приятно, что он не пустует и после Олимпиады. Жили в квартирах, многие фигуристы тоже приехали с детьми. Полина окунулась во взрослую жизнь, училась самостоятельности в новой компании. Ходила со всеми на каток, на шоу, ждала нас в кафе с другими ребятами. Если до этого дома она могла раскидать вещи, то там после представления всегда сама клала их в рюкзачок и по-деловому докладывала: «Мама, я все собрала. Пойду сяду в автобус». Это было очень забавно и неожиданно.

— На новогоднее шоу в Сокольниках «Малыш и Карлсон» тоже Полину поведете?

М.П. Обязательно. Оно будет идти ежедневно с 27 декабря по 8 января. Карлсона в нем играет любимец детей и взрослых Михаил Галустян, у меня там роль Малыша, а Алексей предстанет в образе Фрекен Бок! Скучать не придется!

pt_press_design_58x700Мария Петрова и Алексей Тихонов с дочкой Полинойpt_press_design_175x700

— Вы себя больше артистами или спортсменами ощущаете?

М.П. Мы уже не тренируемся по два раза в день, как раньше — только поддерживаем форму. А актерскому мастерству учимся в «Ледниковом периоде» у артистов. Причем каждый сезон начинаем с мыслью «это же шоу!», а потом заражаемся их азартом и начинаем соревноваться всерьез! При этом в спорте нам не хватало творчества, а в шоу его сколько душе угодно! Здорово, что такие проекты вошли в нашу жизнь. Не знаю, можно ли назвать нас артистами, но если бы мы сейчас ставили себе спортивные программы, они были бы намного интереснее и ярче.

А.Т. Мне кажется, спортсменами мы останемся навсегда, этого у нас уже не отнять. Но так как сейчас нам не надо гнаться за технической сложностью, появилось больше возможностей выразить себя творчески. Каждая программа в «Ледниковом периоде» — как картина, которую пишет художник. Мы воплощаем свои идеи, экспериментируем, пробуем, вкладываем душу и силы. В спорте идет упор на технику, и некоторые важные вещи ты упускаешь, не чувствуешь в полной мере. А в нынешней работе больше удовольствия, творчества и возможностей показать разные грани нашего мастерства. Все это нам очень интересно.

— А на российское фигурное катание, как думаете, это влияет?

М.П. Уверена в этом. Ведь и Илья Авербух, и Александр Жулин ставят программы не только нам, но и действующим спортсменам. Эти постановки особенно запоминаются, так как создаются с учетом опыта в шоу.

— А сопоставимы ли для вас важная победа в спорте и рождение дочери?

М.П. Для меня да, хотя по накалу эмоций рождение Полины сильнее. И потом, победа на чемпионате мира оказалась для нас неожиданной, а к появлению дочери мы готовились не один месяц.

А.Т. Не думаю, что эти вещи можно сравнивать. В спорте мы были другими: жили и тренировались, чтобы побеждать. Как все чего-то добившиеся спортсмены, и Маша, и я были достаточно амбициозны и эгоистичны: много лет шли к поставленным целям, работали на свое спортивное самолюбие. Когда же появилась Полина, мир перевернулся, перевернулась вся жизнь. Я понял, что теперь я живу не для себя, а ради этой маленькой девочки, своей дочери. И это прекрасно!

— Вас можно назвать строгими родителями или балуете Полю?

М.П. Мы с Полей как подруги — со мной она может и поозорничать. А вот папа у нас умеет изобразить строгость — его сразу слушается!

А.Т. Делаю это очень нечасто — только когда чувствую такую необходимость. Если другие методы не возымели действия, могу чуть повысить голос — дать понять, что дочь что-то делает не так. Дети ведь на подсознательном уровне чувствуют, как манипулировать взрослыми. Особенно бабушками. Так что приходится хоть кому-то в нашей семье иногда проявлять строгость.

— А что такое наказание в вашей семье?

А.Т. Это, прежде всего, беседа. И мне нравится, как Полина ее воспринимает. У нас было несколько серьезных разговоров, когда ребенок, осознавая свой проступок, находился на грани слез. При этом ты не кричишь, не ругаешь его — криком тут ничего добьешься — а именно объясняешь, почему нужно поступать так, а не иначе. Как умная девочка, Поля к нашим беседам относится правильно: запоминает все, мотает на ус.

М.П. А еще пару раз она у нас стояла в углу — «думала». К счастью, уже долгое время поводов для серьезных «раздумий» нет. Старается быть послушной, хотя временами и хулиганит, конечно. А как без этого?

— А чем, помимо фигурного катания, Полина еще занимается?

М.П. Английским, живописью, хореографией. И уже готовится к школе. Сейчас к ней готовят аж два года!

А.Т. Меня очень радует, что Полина ходит на уроки живописи. То, какие рисунки у нее получаются, меня просто восхищает! Ее педагог говорит, что дети удивительно сочетают цвета, совмещая порой несовместимое. Это чувство цвета можно развить и потом постараться не потерять. При этом бывают ситуации, когда преподаватель хочет Полине помочь, а дочь отвечает: «Я сама!» Такая самостоятельность нас, родителей, конечно, радует, но папе приходится объяснять: «Доченька, если учитель тебе хочет помочь, не отказывайся, потому что дальше ты будешь рисовать еще лучше». И мне кажется, дочь меня слышит.

— То есть творчество в будущем для Полины не исключается?

А.Т. Не исключается, безусловно. Впрочем, как и спорт. Какую дорогу она выберет? Посмотрим. Не всегда дети у родителей-чемпионов достигают тех же высот, но Поля по натуре лидер. Она не будет бояться проигрывать и потому, мне кажется, к своей победе придет. Будет ли эта победа в спорте, в творчестве или в чем-то еще — скоро узнаем.

Маруся Фирсова
Фото: Алексей Башмаков, Игорь Хузбашич

Счастливые родители, Декабрь 2014 (N 191)