Чемпионы мира и Европы, звезды «Ледникового периода» Мария Петрова и Алексей Тихонов о сцене, тренерстве и большой рыбе

pt_press_design_58x700Мария Петрова и Алексей Тихоновpt_press_design_175x700

Алексей, вы выступили в новом для себя амплуа — балетного танцовщика в телепроекте «Болеро». Как вы оцениваете такой опыт?

Aлексей: Мы с Машей и раньше очень любили балет, но после того, как я сам впервые вышел на сцену Михайловского театра в паре с балериной Верой Арбузовой, конечно, испытываю к этому виду искусства особые чувства. «Болеро» — это не классический балет, современная хореография. Мы учились у балерин новой для нас пластике, выражению образа языком танца. С актерской точки зрения для меня это был незабываемый опыт. Уверен, он пригодится в дальнейшем и на льду.

Вы снимаетесь в кино, играете в театре — какую цель в актерской профессии вы для себя ставите?

Я бы хотел прожить на экране сложную жизненную ситуацию, связанную с преодолением страха, показать, как человек перебарывает себя.

В ледовых шоу вы катались со звездами, многие из которых никогда прежде не стояли на коньках. Что нового с профессиональной точки зрения дали вам эти проекты?

Aлексей: Мы стали больше внимания уделять артистизму, рисунку танца, отношениям пары на льду, в то время как раньше, в первую очередь, концентрировались на технике.

Мария: Во многом благодаря «Ледниковым периодам» я поняла, что мне нравится учить людей фигурному катанию. Например, в одном из шоу моим партнером был Миша Галустян. До этого он не просто никогда в жизни не стоял на коньках — безумно боялся льда. И вот когда видишь, что человек с твоей помощью не только осваивает базовые элементы, но и начинает делать сложные поддержки — это вызывает неописуемый восторг! И у тренера, и у ученика.

Мария Петрова и Алексей Тихонов

Значит, вы в будущем видите себя тренером?

Мария: Возможно, я к этому приду и довольно скоро. Недавно мы с Алексеем задумались о покупке загородного дома в Подмосковье и начали искать участок рядом с водой — очень хотелось, чтобы поблизости был и лес, и водоем. И по счастливому стечению обстоятельств выяснилось, что в Истринской долине рядом с водохранилищем, в поселке, где мы присмотрели участок, планируется строительство не только роскошного фитнес-центра, но и настоящего крытого катка! Когда нам предложили организовать там свою школу фигурного катания, мы, разумеется, сразу же согласились. Уже приобрели участок и вот-вот начнем строить дом. Надо торопиться — в конце 2012 года этот спортивный комплекс должен быть введен в эксплуатацию. Наверное, там и поставим нашу дочку Полиночку на коньки. В феврале ей исполняется два года, а уже в 3—3,5 года можно будет делать первые шаги на льду.

Дочка уже понимает, чем вы занимаетесь?

Aлексей: Отдыхая летом на даче под Питером, мы с Машей часто выполняем разные поддержки, чтобы держать себя в форме. Полине очень нравится наблюдать за процессом. Причем после того, как я ставлю Марию на землю, дочка тут же тянет руки и кричит: «И Поля, и Поля тоже!» А так как «поддержки» она начала делать раньше, чем научилась ходить, не удивлюсь, если фигурное катание через некоторое время увлечет ее серьезно.

Как вы считаете, какие качества характера полностью перекрывают для ребенка карьеру фигуриста даже при наличии блестящих физических данных?

Мария: Самое главное, чтобы ребенок был трудолюбивым, любил соревноваться, мог сконцентрироваться и выдать свой максимум именно на выступлении, а не на тренировке. Если он тушуется и после проигрыша не хочет возвращаться на каток, чтобы победить самого себя, — сделать ничего нельзя. Он никогда не станет чемпионом.

А когда вы сами поняли, что станете фигуристкой?

Мария: Довольно рано. Мне всегда нравилось тренироваться! Я была готова буквально жить на катке. И хотя меня в шесть лет взяли только в группу здоровья, я за год освоила все необходимые элементы, которые другие дети разучивали с 4 лет. Но мне хотелось выступать не в одиночном, а в парном катании — так я попала к Людмиле и Николаю Великовым, которые поставили меня в пару с Антоном Сихарулидзе. С ним мы дважды выиграли чемпионат мира среди юниоров, но потом Антон решил, что будет кататься с Леной Бережной. Продолжение моей спортивной карьеры было под большим вопросом: найти хорошего партнера, когда тебе уже 16 лет, в фигурном катании — это серьезная проблема…

Екатерина Стриженова и Алексей Тихонов

Новый партнер и будущий спутник жизни появился на горизонте именно в этот непростой период?

Мария: Да. Причем Алексей к тому времени уже решил уйти из большого спорта и был очень востребован — выступал в ледовом театре «Все звезды» Татьяны Тарасовой. Мы решили попробовать кататься вместе, и с тех пор вроде неплохо получается (смеется).

Практически все профессиональные спортсмены рассказывают, что у них был кризис в подростковом возрасте, когда надо было принять судьбоносное решение — уходить из спорта или продолжить занятия. Для Маши таким эпизодом стал разрыв с Антоном Сихарулидзе. Алексей, был ли такой момент в вашей биографии?

Aлексей: Да, в 14 лет у меня был серьезный разговор с родителями. Я хотел бросить фигурное катание и заняться футболом или волейболом, но мама с папой убедили меня, что отступать на полпути глупо, тем более столько времени уже было потрачено. А через некоторое время в наш город, в Самару, приехали на показательные выступления члены сборной СССР по фигурному катанию — Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков, Наталья Мишкутенок и Артур Дмитриев. Мне как одному из лучших юниоров города доверили открывать второе отделение шоу. Оказавшись на одном льду с такими именитыми спортсменами, я понял, как сильно люблю фигурное катание и как многого пока не умею. Больше сомнений в том, чем бы я хотел заниматься в жизни, у меня не возникало.

После ухода из большого спорта какие прежде запретные радости доставляют вам особенное удовольствие?

Aлексей: Главная наша радость — это двухлетняя дочка Полина. А из более приземленных вещей… Приятно, что теперь мы можем чуть дольше отдыхать летом — прежде у нас был только месяц в году на восстановление. А зимой мы наконец-то можем кататься на горных лыжах! Раньше это наше увлечение держалось в секрете — тренеры запрещали и близко подходить к горнолыжному склону. Правда, пока мы выбирались только на «простые» склоны — под Питером и в Финляндии. В Альпах задерживались ненадолго — были только проездом. Но надеемся еще не раз туда вернуться и как следует покататься на «правильной» трассе!

Вера Арбузова и Алексей Тихоновpt_press_design_175x700

А какие страны произвели на вас наиболее сильное впечатление?

Aлексей: Мы с Машей очень любим Японию. Там восхищает все: и трепетный прием болельщиков, и дивной красоты памятники архитектуры, и еда. А главное — культура этого древнего народа: японцы очень деликатны, вежливы и терпимы к окружающим.

Как вы проводите время, когда приезжаете в незнакомый город на пару дней?

Aлексей: Нельзя сказать, что мы стараемся за два дня посетить все музеи и памятники. Если времени в городе проводим немного, предпочитаем погулять по крайней мере по центру и попробовать в кафе или ресторанчиках местные деликатесы. Тогда послевкусие от поездки сохраняется надолго.

А где мечтаете побывать?

Aлексей: Мир такой большой! Хотя мы объездили много стран, глядя на карту, понимаем, что еще так много интересного хотелось бы увидеть! И Южную Америку, и Африку, и Грецию, и Норвегию, и Новую Зеландию, и Кубу…

А есть какая-нибудь нереализованная туристическая мечта?

Aлексей: О, да! Я очень хотел бы побывать на рыбалке где-нибудь на острове, где под руководством гида можно поймать громадную рыбину!

Отмечаете ли вы День всех влюбленных? Если да, какие подарки друг другу дарите?

Aлексей: Раньше мы покупали друг другу какие-то модные вещи, а сейчас, после рождения дочки, лучший подарок для нас обоих — поездка вдвоем на романтический уик-энд. Недавно летали на три дня в Стокгольм. Вообще, я уверен: свои нежные чувства не стоит прятать до 14 февраля — лучше демонстрировать их почаще! (смеется)

Марина Долина

Аэрофлот, N 2/2012, февраль