Прославленные фигуристы, чемпионы России, Европы и мира, приобрели поистине всенародную славу после участия в телевизионных проектах «Звёзды на льду» и «Ледниковый период». Сейчас Мария и Алексей играют в ледовых спектаклях, снимаются в кино, проводят тренинги и занимаются воспитанием дочки, своим примером доказывая, что жизнь после спорта может быть яркой и насыщенной.

Текст: Людмила Никитина, фото: Роман Шеломенцев, продюсер: Ирина Гречишкина

Мария Петрова и Алексей Тихонов в журнале TASTE

Людмила Никитина: Давайте поговорим об обычной жизни. Вы всегда такие позитивные, оптимистичные. Но ведь бывают же и стрессы наверняка. Как вы справляетесь с ними? У вас есть какие-нибудь секреты?

Мария Петрова: Ну как же без стрессов!   Постоянные поездки, перелёты, куда-то спешим, бежим, опаздываем… Когда понимаем, что силы и нервы на пределе, стараемся куда-нибудь выбраться, например, улететь вдвоём на пару-тройку дней.

Л. Н.: А есть любимое место, куда вам особенно приятно возвращаться?

М. П.: Нам очень нравится Италия. Самое любимое место там, наверное, остров Искья. Живописный, такой… близкий по духу русскому человеку, потому что атмосфера здесь очень доброжелательная.

Алексей Тихонов: А ещё фантастическая кухня! Мы вовсе не гурманы, просто любим вкусно и сытно поесть. (Смеется.)

М. П.: Мишленовские изыски не для нас. Мы любим заказать какое-то основательное, понятное блюдо, например, хорошо приготовленную рыбу, салат вкусный. Или устрицы. Вот, кстати, о них. В прошлом году съездили втроём, вместе с дочерью Полиной, во Францию. Гуляли по Диснейленду, ходили по музеям, ели устрицы, просто бродили по улицам. И это было прекрасно! Кстати, семилетней Полине не было скучно, в том числе в музеях. А в Лувре она вдруг выглянула в окно и нас позвала. Красота, такие виды там, оказывается! Вот он, взгляд ребёнка. Никто ничего подобного в Лувре не делает.

А. Т.: То, что закладывается родителями в детей по чуть-чуть, потихонечку, —  это очень важно, я считаю. Всё это непременно потом правильно аукнется. И душа ребёнка будет развиваться особым образом.

М. П.: А вообще, мы начали с того, как справляемся со стрессом. (Смеётся.) Ну, вот ещё одно средство от усталости —  праздник. И —  ура! —  близится самый любимый из них!

А. Т.: Даже предвкушение праздника —  уже праздник. Перед Новым годом мы, как и все, готовимся к застолью. Я, например, строгаю салатики. Любимый оливье, конечно, селёдочку под шубой обязательно. На это уходит часа три-четыре —  пока всё нарежешь красиво, сложишь, украсишь. В основном, конечно, Маша нарезает. (Смеется.) Есть у нас ещё один особенный рецепт от моей мамы —  салат с гранатом. Его мы тоже делаем на Новый год. Салат немного похож на селёдку под шубой, но первый слой состоит из мелко нарезанной отварной говядины, смешанной с майонезом. Потом слой лука…

М. П.: Затем яблоки, морковь, свёкла. Каждый слой промазываем майонезом. И всё это потом посыпается зёрнышками граната.

Л. Н.: Очень новогодний салат, действительно! Кстати, а за продуктами вы ходите всей семьёй в магазин, хотя бы иногда? Или на рынок?

М. П.: Ой, я очень люблю рынки! Например, в Адлере, где мы обычно проводим лето, недавно открылся крытый рынок. Как в супермаркете: приходишь, берёшь тележку, выбираешь и кладёшь в неё продукты. Что особенно приятно, в отличие от открытого южного рынка внутри не жарко.

А. Т.: А в Москве нам далековато ехать на хороший рынок. Все ж они в центре расположены.

Мария Петрова и Алексей Тихонов в журнале TASTE

Л. Н.: Вопрос про Сочи. Я знаю, что вы провели лето вместе с новым спектаклем. Это ледовый мюзикл. Он уже идёт и в Москве. Расскажите о нём, пожалуйста.

А. Т.: Это третье творение Ильи Авербуха после «Огней большого города» и «Кармен». «Ромео и Джульетта» — ледовый драматический спектакль, который очень отличается от предыдущих мюзиклов. Хотя бы потому, что главного героя-то как такового там нет… Есть, конечно, Ромео и Джульетта, ну как без них! Есть рассказчик —  Отец Лоренцо, священник, который обвенчал Ромео и Джульетту, через которого возлюбленные вели свою переписку и именно который задумал усыпить Джульетту на время и  выдать ее за мертвую; есть семьи Монтекки и Капулетти, Тибальт, Меркуцио. И есть придуманная новая роль —  это первая любовь Лоренцо, до того, как он стал монахом.   Её-то и играет Маша, появляясь…

М. П.: …в самом начале и в самом конце!

Л. Н.: Алексей, не могу не отметить, что в спектакле вы не только катаетесь, но ещё и читаете поэзию. Мне кажется, такого уж точно никогда не было.

А. Т.: Это идея нашего друга, начальника, директора, нашего предводителя, скажем так, —  Ильи Авербуха.

М. П.: Но она возникла не просто так. Ведь у Лёши уже был весьма продолжительный опыт работы на театральной сцене. Поэтому Илья и решил попробовать применить этот опыт на льду.

Л. Н.: Просто не представляю, как можно кататься и говорить. Вот как вы с этим справляетесь? Или спорт помогает?

А. Т.: Потребовалось время, чтобы весь текст Уильяма Шекспира, который произносит мой персонаж, осознать, правильно расставить акценты и научиться управлять голосом на такой большой площадке, как ледовая арена. В начале спектакля, когда только выхожу на лёд, я ещё «свежий», тут одна техника произношения. А вот после того, как немного покатаюсь, дыхание сбивается. И я не знал, как произносить таким голосом реплики. Но Илья сказал мне говорить так, как получается. А девчонки, мои партнёрши по «Ледниковому периоду» Алёна Бабенко, Дарья Мороз, Катя Гусева, в один голос советовали это прерывистое дыхание. Оно придаёт речи дополнительный нерв, особое настроение.

М. П.: И люди по-другому воспринимают. Сначала они думают, что звучит фонограмма. А когда слышат дыхание, то понимают: всё происходит по-настоящему. И возникают совсем другие эмоции и впечатления.

А. Т.: Спектакль вообще потрясающий. Кстати, в нём принимают участие семь олимпийских чемпионов: Татьяна Тотьмянина, Максим Маринин, Алексей Ягудин, Илья Кулик, Татьяна Волосожар, Максим Траньков и Роман Костомаров. Мы всех приглашаем на этот мюзикл: поверьте, это точно стоит увидеть!

Л. Н.: Сейчас вы выступаете в Москве, потом в Питере. А затем начнутся новогодние представления? Будете выступать в «Алисе в Стране чудес»?

М. П.: В «Алисе…» у нас будет несколько ролей, и все разные – родители Алиса, Черные Шахматные Король и Королева, забавные Пирогиня и Конфитюрель. Разнообразие характеров – это здорово и очень интересно! Даже не столько с точки зрения фигурного катания, а в свете актерского мастерства и творческого роста. И вообще мы очень любим детские новогодние спектакли и характерные роли! До этого принимали участие в таких сказках, как «Чудеса в новогоднюю ночь», «Мама», а последние три зимы подряд — в спектакле «Малыш и Карлсон на льду».

А. Т.: Маша играла Малыша, и делала это чудесно. А я был Фрекен Бок! Очень интересно!

Алексей Тихонов в журнале TASTE

Л. Н.: И весело, полагаю! А расскажите, пожалуйста, о других своих  «выступлениях». Я имею в виду кино и театр.

А. Т.: Недавно в эфире на одном из каналов был сериал «Бумеранг», где у меня одна из главных ролей. Очень хороший актерский состав – Анна Пескова, Петр Кислов, Ольга Прокофьева, Дмитрий Миллер, Алексей Барабаш. Сейчас снимаюсь в небольшой роли для другого проекта, есть еще предложения, но пока не могу о них рассказать. Был у нас с Машей и опыт совместного участия в кино — сериал «Морские дьяволы». Там мы играем фигуристов. У Марии было больше съёмочных дней, чем у меня. И в свободное время я с удовольствием смотрел на Машу в кадре, потому что её любит камера. А что касается театра… Туда меня привела Екатерина Стриженова, и я ей невероятно благодарен, потому что это абсолютно другой мир.

Л. Н.: Другая энергетика?

А. Т.: Да, и я рад, что удалось прикоснуться к этому. Невероятно сложная профессия актёрская… С Катей мы играли спектакль «Ненормальная» по одноименной пьесе Надежды Птушкиной. Она драматург, и она же режиссёр. Эти две женщины в меня поверили —  и мы почти пять лет играли спектакль, объехали с ним всю страну. А сейчас я принимаю участие в «Ангеле из Баварии». Это мой второй спектакль. И в нем тоже рядом со мной прекрасные партнеры – Анна Большова, Катя Волкова, Максим Пинскер. Хотелось бы и дальше развиваться в направлении кино и театра. Посмотрим, как все сложится. (Улыбается.)

Л. Н.: С точки зрения обмена энергией с вашим зрителем сцена на льду отличается от театральной? Или контакт одинаковый?

А. Т.: Безусловно, разница есть!

Л. Н.: Где ближе он, где острее —  в театре?

А. Т.: Для меня да, там. Но, может, это потому, что я профессиональный спортсмен. Мне выходить на театральную сцену, конечно, сложнее, нежели на лёд. Но ты всё равно испытываешь похожие чувства. Ощущаешь кожей, зацепил ли зрителей своей игрой, своим действием, своими монологами. Это очень важно. Это чувствуется. Хотя поначалу на сцене мне было не по себе. Сильно переживал, невероятно волновался. И вот здесь как раз опыт спорта помог это волнение направить в нужное русло.

Л. Н.: Итак, спорт помогает самоорганизовываться, в том числе, я так поняла, в плане эмоций. Так как же вы себя настраивали и настраиваете? Не было ли когда-нибудь сомнений типа «упаду —  не упаду», «получится —  не получится»?

М. П.: У нас такого нет и не было!

А. Т.: Нет такого.

М. П.: Если опасаться, то упадёшь обязательно. То есть внутри ты можешь переживать, но мысли подобные должен отталкивать. Сделать надо. И сделать хорошо. Всё, точка. Понятно, что бывают ошибки, но из них тоже надо уметь выходить. Опять же —  опыт спорта: упал, встал и поехал дальше. Времени рефлексировать «ах, как же я мог, что же теперь будет» нет.

А. Т.: На наших турнирах, соревнованиях, чемпионатах мира, Европы, Олимпийских играх мы брали друг друга за руку, смотрели друг другу в глаза и становились чем-то неделимым, единым целым… Это был наш, скажем так, лайфхак. Мысли не допускали, что у нас не получится и что-то мы сделаем не так.

М. П.: А вот, кстати, когда мы потом, отсоревновавшись, приходили болеть за других, сидя на трибуне, всегда жутко волновались. За себя же нет.

Мария Петрова в журнале TASTE

Л. Н.: Знаю, что вы собираетесь устраивать тренинги «Рожденные побеждать: чемпионом по жизни может стать каждый». Скажите, пожалуйста, какие идеи планируете там доносить до своих слушателей? Ну, никогда не сдаваться —  это прежде всего. А ещё что? Чему вы будете учить?

М. П.: Не сдаваться – очень важный момент. Потому что поражение не всегда означает полный провал. Иногда оно даётся, чтобы ты поднялся выше.  Ведь в жизни – как в спорте: настоящие чемпионы только заводятся от проигрыша. И если из поражения сделать правильные выводы, то обязательно добьёшься цели. При этом она должна быть большой и действительно твоей. Тогда ошибки станут залогом успеха.

А. Т.: Мы для себя назвали такой этап «радость поражения».

Л. Н.: Какое замечательное — точное определение!

А. Т.: Это одно. Есть и другие важные вещи. Например, на тренингах мы честно предупреждаем, что легких путей к победе просто не существует. Будет трудно. Порой больно. Иногда страшно. Но поможет команда. Твоя команда. Даже если ты идешь к мечте вроде бы в одиночку, скорее всего, у тебя есть семья или близкие люди, которые тебя поддерживают и подбадривают в сложные моменты. Поэтому, чтобы привести свою команду к победе (а таким образом, и самому прийти), важно не останавливаться на достигнутом. А еще – научиться получать удовольствие от работы и постоянно развиваться.

Л. Н.: Как вы думаете, для кого ваши тренинги? Для спортсменов или для обычных людей?

М. П.: Для обычных людей, которые осваивают новое дело или совершенствуются в привычном. Общение с нами, спортсменами, познавшими и успех, и поражение, должно вдохновить участников на достижения и победы.

А. Т.: Не важно, кто ты по профессии. Это полезно всем саморазвивающимся людям. Особенно тем, у кого в жизни уже есть цель, потому что путь к ней такой же, как у спортсменов: через преодоление, через боль. Но путь этот можно сократить, взяв на вооружение спортивные правила и техники. На тренингах мы их подробно разбираем.

Л. Н.: У вас уже есть программа?

М. П.: Есть общая канва, которая с каждым мероприятием совершенствуется. Сначала мы по наитию честно, просто и искренне рассказывали о своём пути и об уроках, которые извлекли из спортивного опыта. Людям это было интересно. Но теперь, когда на такие семинары стал появляться определенный спрос, чувствуем необходимость выходить на другой уровень.

Л. Н.: Скажите, а бывает такое, что вам приходится отстаивать что-то на повышенных тонах?

М. П.: Да! И часто! И плачу, и ругаюсь! Могу даже кусаться. (Смеётся.)

Л. Н.: А Алексей?

М. П.: Он замолкает. И это ещё хуже и страшнее.

А. Т.: Иногда молчанием можно добиться большего, нежели словами. Скандалю же редко, чаще в работе со своими партнёршами звёздными. Они актрисы, им нужны иногда такие эмоции. А для меня это всегда стресс.

Мария Петрова и Алексей Тихонов в журнале TASTE

Л. Н.: Отвлечёмся от неприятного. Скажите, у вас есть какая-нибудь интересная новогодняя история, забавная или просто запомнившаяся —  из детства, из профессии, из вашей уже семейной жизни, которой хотелось бы поделиться?

А. Т.: Два или три года назад мы работали в Петербурге и там же, на даче, встречали Новый год. Для дочери Полины и её друга Семёна мы придумали небольшой квест с поиском подарков по записочкам. Как и было задумано, сначала один из наших друзей постучал в дверь. И затем мы вместе с Полиной и Семёном пошли посмотреть, кто там пришёл. Нашли первую записку. Она сообщала, что найти подарки от Деда Мороза можно, если выполнить ряд заданий. Как же дети старались! Как у них горели глаза! В итоге оказалось, что подарки лежат во дворе под большой ёлкой. И тут возник вопрос: кто же пойдёт за ними? Дети боялись, мол, там темно, там кто-то шебуршится. Пришлось нам всем вместе одеться и идти смотреть. Нашли огромный мешок с подарками под ёлкой. И эти два карапуза —  Полина и Семён —  сами радостно волокли его домой.

М. П.: А потом распечатывали подарки и кричали: «О, мама, это тебе! Это дедушке! Это бабушке!»

Л. Н.: Ещё один вопрос. Как вы всё успеваете?

М. П.: Не успеваем никак!

А. Т.: Всё точно не успеваем. Хочется дочке больше внимания уделять. Просто разговаривать с ней, играть. Хочется много всего ей дать, чтобы она побольше увидела, узнала, научилась. А для себя времени нет. Хотя Мария вот молодец: просто берёт, покупает билеты, ставит меня перед фактом, и мы летим куда-нибудь на два-три дня. Получается это редко, но всё равно приятно. Плюс —  работа у нас любимая. Это тоже важно.

Л. Н.: Но вот вы говорите, что хотите больше времени с дочкой проводить. Что вы принципиально поменяли для этого в своей жизни?

М. П.: Например, стали раньше ложиться спать. Вообще мы совы, и вставать в пять-шесть утра для нас, конечно, невероятный стресс. Поэтому приходится привыкать к новому режиму: стараемся в десять вечера уже быть в постели.

А. Т.: Ломать себя сложно, но можно. Когда есть ради чего. Ребёнок — это очень серьёзная причина ведь. Поэтому мы стараемся. Но, честно говоря, эти перемены ненадолго. Даже жалко немного. Сейчас снова начнутся спектакли, и мы будем возвращаться к прежнему, «совиному» графику. А на помощь призовём бабушек-дедушек. Они, конечно, наша палочка-выручалочка в плане помощи с Полиной!

Л. Н.: Дай Бог здоровья им, да и вам тоже!

А. Т.: Спасибо! Мы же говорили: главное — команда!

Людмила Никитина

Фото: Роман Шеломенцев

Зима 2017-2018, Азбука вкуса