Юлия Высоцкая встретилась с Алексеем Тихоновым, чтобы узнать о вкусовых и не только пристрастиях красивой спортивной семьи. Оказалось, что у них много общего, особенно любовь к гастрономическим открытиям в путешествиях и большим семейным обедам.

Юлия Высоцкая и Алексей Тихонов

Юлия Высоцкая: Вы же спортсмен — у вас, наверное, с едой особенные отношения?

Алексей Тихонов: У меня с едой замечательные отношения! Поесть я люблю, как и моя вторая половинка Мария Петрова. (смеется) Причем любим мы разную кухню — и домашнюю, и русскую, и итальянскую, и японскую. А еще мне очень нравится индийская. Раньше, когда выступали в спорте, все лишние калории тут же сгорали, и на диеты особого внимания я не обращал. Но сейчас, в шоу, нагрузки на льду все-таки меньше, и приходится себя чуть-чуть сдерживать.

Ю.В.: В английской прессе перед Олимпиадой на эту тему было много материалов. Австралийская спортсменка призналась, что тренер постоянно говорил ей, будто она толстая. Но если человек все время живет с ощущением, что ему ничего нельзя, уже нет мира между едой и самим собой. Психологическая травма может остаться на всю жизнь…

А.Т.: Безусловно, и в фигурном катании такое случается довольно часто, особенно с девчонками. Например, японская фигуристка Акико Судзуки страдала анорексией не один год, долго лечилась, прежде чем смогла вернуться в спорт, а главное, к нормальной жизни. Но нас с Машей, к счастью, эта проблема обошла, такого печального опыта у нас не было. Поесть мы любим.

Ю.В.: А что вы любите поесть? Какое любимое время дня для еды? Завтрак, обед, ужин?

А.Т.: К сожалению, это все-таки ужин. (смеется) Поздний вечер — единственное время, когда мы можем собраться всей семьей: Маша, наши родители и я. Для нас это важно. Хотя когда ездим на отдых, одинаково любим и завтрак, и обед, и ужин!

Ю.В.: Конечно! Это же инстинкт путешественника — хочется приобщиться к месту через вкусовые рецепторы, чтобы это место стало твоим.

А.Т.: Как вы точно сказали! Абсолютно верно!

pt_press_design_58x700Алексей Тихоновpt_press_design_175x700

Ю.В.: Это я так себя оправдываю, почему так много ем, когда уезжаю отдыхать!

А.Т.: Восприятие страны во многом происходит через желудок. В Москве и Петербурге есть самые разные рестораны, но с настоящей национальной кухней их не сравнить. После поездок в Японию, например, мы очень долго не можем есть японскую еду в России. Японский тунец — он же взрывается вкусом у тебя во рту! Ты чувствуешь что-то невероятное! Я такого не пробовал больше нигде. В Японии обожаю даже простой рис, который они готовят в рисоварках — он совсем другой.

Ю.В.: Япония — любовь на всю жизнь?

А.Т.: Да, я провел там два года, катался в паре с японской фигуристкой. Жил под Токио, и там приобщился к японскому быту. Первые полгода было тяжело без друзей и родных, но потом почувствовал и принял эту культуру — мне стало интересно. Правда, ругаю себя до сих пор за то, что толком не выучил язык. Мне нравилось на нем разговаривать. Не знаю, есть ли у меня какие-то особые способности к языкам, но многое я воспринимал на слух и на бытовом уровне вполне говорил. А японцы все хвалили: «Алеса — молодес!» (смеется) Это был хороший жизненный опыт.

Ю.В.: И кулинарный тоже! Японцы же такие мастера! Их кухня не надоедает никогда. Эта чистота вкуса, изобретательность — большое искусство. А вы, кстати, были на японском рынке с утра, когда при тебе разделывают свежую рыбу?

А.Т.: Именно на рыбном, к сожалению, не был. Мое знакомство с японской кухней вообще получилось постепенным. Поначалу все казалось подозрительным: сырая рыба все-таки нам непривычна. Но потом пришло осознание, что многие вещи ты можешь попробовать только в этой стране. И я распробовал!

Ю.В.: А что еще распробовали?

А.Т.: Удивительно, но в Японии в одном ресторанчике была замечательная пицца — казалось, так странно. Ее при тебе крутили-вертели два повара в небольшом помещении.

Ю.В.: Японцы?

pt_press_design_58x700Юлия Высоцкаяpt_press_design_175x700

А.Т.: Да, но делали они ее в итальянском стиле. Там-то я и полюбил пиццу.

Ю.В.: А я не удивляюсь. Японцы — талантливая нация. Знаете, есть такие французские пирожные, называются «макарон» — миндальные половинки с кремом. Так вот их создатель, французский кондитер Пьер Эрме, даже не стал пытаться покорять Париж. Он сразу уехал в Токио, открыл там свою кондитерскую и начал делать эти самые миндальные пирожные — в странных, но невероятно интересных вкусовых сочетаниях. Покорил японцев и вернулся во Францию победителем. Японцы понимают толк в еде!

А.Т.: Да, и при своем консерватизме достаточно широко смотрят на вещи.

Ю.В.: И приобретают чужое, не боясь. Великая нация! Я вам завидую, Алексей. Я в Японии еще не была… А возвращаясь к домашней еде, поделитесь, что утром происходит в вашем доме? Что едите на завтрак?

А.Т.: Я люблю с утра яичницу в Машином исполнении — с помидорами, перчиком, колбаской. Обожаю кофе, могу выпить чашечку эспрессо с утра. И кружку чая!

Ю.В.: Расскажите, как вы готовите дома эспрессо?

А.Т.: Раньше я варил кофе в турке, мне очень нравится это занятие. Но последнее время ленюсь, потому что в доме появилась капсульная кофемашина. Кофе в ней получается очень хороший. А еще в ней есть специальное устройство, благодаря которому удается замечательный капучино.

Ю.В.: Кофе — это страсть? Или можете выпить любой?

А.Т.: Могу и растворимый, если другого нет, но мой организм нуждается в правильном «взбудораживании». Лучше, конечно, если, вместо «любого» кофе я выпью чашку хорошего чая. Мои родители обожают зеленый, пьют его с медом — так повелось у нас в семье. Но после Японии, где зеленый чай совсем другой, я предпочитаю черный. Вкус японской сенчи остался у меня даже в голове — на мой вкус, он лучший, и ассоциируется у меня с этой страной. Потому дома предпочитаю черный — простой крепкий или с бергамотом. И еще с лимоном — это воспоминание детства, когда на Новый год родители ставили на стол самовар, и мы пили чай из тонких фарфоровых чашек.

Юлия Высоцкая и Алексей Тихонов

Ю.В.: А кто сейчас дома готовит?

А.Т.: В основном наши мамы.

Ю.В.: Вы живете большой семьей, да?

А.Т.: Мы живем так: я и мои обожаемые женщины — Маша, Полина (жена и дочь Алексея. — Прим. ред.) и наши мамы-бабушки, которые попеременно приезжают нам помогать. То моя мама из Самары, то Машина — из Санкт-Петербурга. Пока мы на работе и в разъездах, они и внучкой занимаются и еду нам готовят.

Ю.В.: Вы хорошо устроились!

А.Т.: Очень хорошо! Но Мария тоже хозяйничает. Прекрасно запекает и жарит курицу, делает винегреты, мясо с картошечкой, майонезом и сыром,… Вообще я обожаю просто картошку с селедкой! Машины родители живут в деревне под Санкт-Петербургом, у них там свой огород, на котором они выращивают огромное количество картошки. Так вот этот картофель такой вкусный! Мы его весь год едим!

Ю.В.: Это здорово! Можно вам только позавидовать: такую картошку в магазине не купишь — она совсем другая… В общем, дома вы питаетесь русской едой — любимой, традиционной и понятной?

А.Т.: Да, люблю также пельмени, котлеты и другие вкусности, которые готовят наши бабушки. А еще мы всей семьей, включая нашу дочку, обожаем первые блюда: щи, борщи, рассольники, гороховые супы, с фрикадельками. Так что суповое меню у нас разнообразное!

Ю.В.: Русская еда предполагает водку, к слову.

А.Т.: Да, еда диктует напитки. Если стол русский, то это, конечно же, водка. Признание спортсмена: я могу выпить. (смеется. — Прим. ред.). И после бани хорошо, в умеренных дозах. Порой предпочитаю коньяк, но не во время застолья — это, скорее, дижестив. Также мы с Марией за ужином с удовольствием пьем красное вино. Ну и под футбол, конечно же…

pt_press_design_58x700Алексей Тихоновpt_press_design_175x700

Ю.В.: Пиво! Вы какое предпочитаете?

А.Т.: Я люблю разливное — Guinness, Kilkenny — темные сорта или эли. Нравится мне и чешское Velvet — оно такое бархатное, обволакивающее.

Ю.В.: Жидкая еда. А вино в основном какое пьете — итальянское?

А.Т.: В Италии, конечно, покупаем итальянское. На Искье, например, где мы отдыхаем, в ресторанчиках подают прекрасное домашнее вино. Но дома предпочитаем чилийское. Нравится в нем сочетание вкуса, цены и качества. Шираз, каберне совиньон, мерло — насыщенные оттенки.

Ю.В.: Полнотелые, не легкие. А вам там не встречалось вино, в котором есть маленькие пузырьки? Это фантастическая вещь! Его можно выпить много, только потом не встанешь. Вроде все понимаешь, а встать не можешь!

А.Т.: Такой, как на якоре? Это здорово! (смеется)

Ю.В.: А какая пицца на Искье! Сумасшедшая просто! Фантастическая!

А.Т.: А свежевыловленная рыба, а паста, а удивительные итальянские десерты! Искитанцы вообще удивительно доброжелательные и открытые люди. К слову, нам этот остров посоветовали Таня Навка и Саша Жулин — первый раз мы ездили туда с ними.

Ю.В.: И мы там несколько раз отдыхали. Однажды с мужем забрались на гору, прошли километров восемь и не могли потом оттуда спуститься. Там оказалось так круто и столько колючек, что мы ободрались все в кровь, как горные козлы! Но было очень смешно. Место, и правда, классное! А какие еще страны вам близки? Франция?

А.Т.: Мы были в Париже на турнире — на одном из этапов Кубка мира. Попали туда в период молодого вина, в ноябре. В шикарных ресторанах не были, просто заходили во встречные кафешки, но французская кухня мне пришлась по душе. Божоле нуво, простые закуски — это было замечательно! Вообще Франция понравилась, хотя не могу сказать, что мы там побывали полноценно. Например, наши друзья Леша Ягудин и Таня Тотьмянина очень любят Париж, возвращаются туда практически каждый год, а вот мы пока не нашли к нему свою дорогу. Но обязательно съездим, попутешествуем, когда подрастет дочь. И в другие страны заедем. Вот если говорить о Германии, то это…

Юлия Высоцкая и Алексей Тихонов

Ю.В.: Снова пиво!

А.Т.: И не только пиво! На чемпионате мира в Мюнхене мы в свободное время гуляли с Машей по городу. И удивительно: ели там простые бутерброды с сосиской, которые продают на улице! И это было так вкусно! Именно в Германии — нигде больше ты себя не заставишь это съесть!

Ю.В.: Да! Никогда в жизни! А в Германии это классно.

А.Т.: А капуста квашеная какая!

Ю.В.: Пища, казалось бы, тяжелая, но там это все и правда очень хорошо идет! Недавно мы были в Вене, и на обратном пути в аэропорту, как все советские люди, которые не знают, вернутся ли, побежали искать Weissbier, чтобы напиться пивом на будущее!

А.Т.: А у нас с Машей была другая история. Мы куда-то летели с пересадкой во Франкфурте. Купили в аэропорту два бутерброда с собой, потому что прилетали поздно и знали, что перекусить будет негде. Маша отложила свой бутерброд на утро, а я решил, что надо поесть. И тут Петрова говорит: «Дай откусить». Я даю — и она хватает самое вкусное! Съела и опять: «Дай еще!» Я уже с подозрением протягиваю — и точно: она кусает последнее вкусное место! (смеется)

Ю.В.: И больше там ничего не осталось!

А.Т.: Вот именно! Говорю ей: «Ты эгоистка! Думаешь только о себе!» Сейчас мы оба смеемся над этой историей, но тогда это было чуть ли не на полном серьезе!

Ю.В.: У нас такие баталии часто происходят!

А.Т.: При этом я совсем не жадный человек!

Ю.В.: Я тоже! Но у меня на тарелке свой порядок. Самое вкусное я люблю оставлять на потом. Правда, благодаря мужу научилась съедать лакомый кусок сразу! А когда собираемся в Москве зайти куда-то перекусить, дети говорят: «Лучше без папы, а то он все вкусное съест!» Такие домашние смешные вещи. А вы гостеприимный человек?

pt_press_design_58x700Алексей Тихоновpt_press_design_175x700

А.Т.: Да, я люблю, когда приходят гости. Вся наша семья рада гостям. Угощаем чем бог послал. Правда, бабушки всегда переживают, что «придут люди, а ничего нет». И за полчаса успевают наделать сырников вкуснейших, пожарить курочку с картошечкой, еще что-то. И с такой душой все это делают! Или иногда гости приходят и сами залезают в холодильник. Мне это тоже нравится, люблю на это смотреть. Это друзья, которые имеют такое право — мы практически семья.

Ю.В.: Замечательно! А как вы отдыхаете?

А.Т.: У нас есть дача под Санкт-Петербургом — небольшой домик и рядом баня. Участок крайний, и примыкающий к нему кусочек леса принадлежит только нашему взору. Там ты ловишь себя на мысли, что совсем не хочешь еды из ресторана. Душа просит простого — шашлыков, рыбки, салатов. Хотя, конечно, душу нужно вложить и в них.

Находясь в Москве, тоже любим выезжать за город. Не так давно нашли место в Истринской долине — там у нас будет московская дача. Понравилось, что вроде бы и от города недалеко, и при этом природа удивительная. А еще там планируется большой спортивный комплекс — с теннисными кортами, футбольным полем. И главное — с катком, где сможем и сами кататься и людей учить. Ну, и, конечно, велодорожка — большая радость для нашей дочки! Полина просто обожает гонять на велике. Забирается на моем велосипеде на детское сиденье сзади и командует: «Папа, поехали!»

Хлеб-Соль, N 9/2012, сентябрь